Ислам Каримов и кладбище его врагов

Алишер Саипов; фото: Фергана.ру
Uznews.net – Журналист Алишер Саипов, расстрелянный в кыргызском Оше год назад, стал одним из многих, отправленных режимом в Ташкенте на кладбище врагов Ислама Каримова. Население этого кладбища насчитывает сотни человек, и их число может расти…

24-го октября исполнился год со дня убийства известного ошского журналиста Алишера Саипова. Несмотря на то, что расследование дела брали под личный контроль президент и министр внутренних дел Кыргызстана, итоги следствия пока неутешительны: ни исполнители, ни заказчики убийства не найдены, а сам процесс дознания, похоже, окончательно застопорился.

Между тем, лицо одного из преступников известно и вполне узнаваемо: в течение нескольких дней он, практически не скрываясь, следил за журналистом, так что его удалось запечатлеть на камеру мобильного телефона.

В том, что убийство 26-летнего журналиста осуществлено узбекскими спецслужбами, никто не сомневался с самого начала. Большинство статей, написанных Алишером, было направлено против режима Каримова, а в последнее время журналист взялся еще и за издание газеты «Сиёсат» (Политика), которая, по его замыслу, должна была распространяться среди узбеков Ферганской долины.

Это вызвало сильнейший приступ злобы у властей Узбекистана, в подконтрольной им прессе стали появляться статьи, направленные против Алишера Саипова, а наманганское телевидение даже посвятило ему целую передачу, разоблачающую «подрывную деятельность» журналиста.

Вскоре за Алишером началась слежка, на его телефон стали поступать странные звонки, а еще через несколько дней он был застрелен двумя неизвестными на автомобильном шоссе в центре Оша.

Случившееся поставило в крайне затруднительное положение правительство Кыргызстана. С одной стороны убит кыргызский гражданин, журналист, и надо на это как-то реагировать, с другой - все ниточки уходят на территорию Узбекистана и совершенно непонятно, как на него воздействовать, учитывая сильнейшую зависимость от него самого Кыргызстана.

Отсюда и исходят попытки властей Кыргызстана выставить Алишера в неприглядном виде, обвинив его в связях с экстремистами (так, дескать, ему и надо!), словом, сделать всё, лишь бы не озвучивать версию об «узбекском следе».

Тем не менее, озвучить её всё-таки пришлось, пусть и не прямо, а косвенно: в декабре 2007 года во время пресс-конференции начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД Кыргызстана Мелис Турганбаев публично признал, что оба подозреваемых «не являются гражданами Кыргызстана».

Конечно, конкретных доказательств того, что Саипов убит по приказу Ислама Каримова и шефа СНБ Узбекистана Рустама Иноятова нет, и по очевидным причинам быть не может. Но давайте спросим себя: является ли бандитское нападение на улице обычным, обкатанным способом расправы с политическими противниками президента Узбекистана, в том числе, журналистами? Или Каримов чист как стеклышко и никогда не прибегает к подобным методам?

Увы, вся история его пребывания у власти свидетельствует как раз об обратном: атаки карательных групп он считал и считает наиболее эффективным способом «убеждения» своих оппонентов. А чего стоит один только расстрелянный Андижан с его сотнями жертв…

Итак, с какими последствиями могут столкнуться оппоненты Ислама Каримова.

16-го января 1992 года (вскоре после победы Каримова на первых и последних альтернативных президентских выборах) в ташкентском вузгородке из-за резкого повышения цен на хлеб вспыхнули студенческие беспорядки.

Во время разгона студентов по ним был открыт огонь, двое из них погибли, десятки были ранены. Информацию о расстреле российским и зарубежным СМИ передавал со своего домашнего телефона журналист и оппозиционер Абдурашид Шарипов, руководитель информационной службы Народного движения «Бирлик», корреспондент «Интерфакса» и других агентств.

Сразу после этого по тому же телефону в его адрес стали поступать угрозы, а 23 января на пороге Союза писателей, где располагалась тогда штаб-квартира «Бирлика», на него напала группа «неизвестных», которые чуть ли не до смерти забили его арматурой.

В апреле того же года неудовлетворенная результатами президентских выборов узбекская оппозиция (Народное движение «Бирлик», партия «Эрк», Партия исламского возрождения, Организация независимых профсоюзов Узбекистана, Народное движение «Туркестан», Союз свободной молодежи «Эркин Ёшлар», Ассоциация свободных фермеров, партия «Озод Дехконлар», Союз женщин «Тумарис») решила сформировать параллельный властный орган – так называемый «Миллий Мажлис» (Национальный Совет).

Реакция последовала незамедлительно. Выступая на июньской сессии Верховного Совета, президент Каримов заявил:

«По нашим данным в нашем обществе появились какие-то темные силы, называющие себя «Миллий Мажлис», которые хотят создать параллельные структуры власти, они хотят сместить вас, народных избранников с ваших мест, взять власть в свои руки незаконным путем, создать в стране хаос и панику, о каком-то двухпалатном парламенте разговоры ведут. Это посягательство на Конституцию, на нашу независимость, на стабильность в обществе! Есть опасность того, что будут волнения среди народа, могут быть жертвы. Поэтому, ради сохранения спокойствия и стабильности в обществе, ради сохранения жизни миллионов, я готов вправить мозги сотне смутьянов...»

Вскоре «Миллий Мажлис» подвергся сильнейшему давлению со стороны правоохранительных органов и прекратил свое существование. Затем началось обещанное «вправление мозгов».

29 июня 1992 года группа неизвестных в спортивных костюмах, вооруженных железными прутьями, напала на сопредседателя движения «Бирлик» Абдурахима Пулатова и его помощника Миралима Адылова, когда те шли к машине после допроса в прокуратуре Чиланзарского района.

Пулатова избили до полусмерти, проломив ему череп; только благодаря тому, что он был срочно доставлен в отдел реанимации Нейрохирургической больницы Минздрава, врачам удалось спасти ему жизнь. Слегка были избиты Миралим Адылов и его племянник, водитель машины. После этого Абдурахим Пулатов был вынужден покинуть страну.

5 мая 1993 года в Ташкенте был избит другой сопредседатель «Бирлика» - Шухрат Исматуллаев, доцент кафедры математики Ташкентского государственного университета. Следствием этого избиения стал его отказ от политической деятельности.

Нападениям подверглись и другие участники «Миллий Мажлиса».

Вот как описывает одну из таких попыток председатель «Демократического конгресса Узбекистана» Джахонгир Маматов, в начале 90-х - журналист, депутат Верховного Совета Узбекистана, автор первого закона о СМИ:

«6-го января 1993 года легковая автомашина без номеров пыталась сбить меня возле здания партии «Эрк» (это нынешнее здание Генпрокуратуры по приему граждан). Я едва увернулся от неминуемого наезда. Сколько я ни старался уйти от преследования, машина не отставала: уворачиваюсь влево - машина сворачивает влево, уворачиваюсь вправо - машина следует туда. Мне пришлось пробежать между домами и забежать в здание партии с задней стороны. До этого, в 1992 году (в день, когда был избит Пулатов), мы поймали сотрудника МВД, преследовавшего меня в Самарканде. Мы отобрали его документы и рацию и продемонстрировали «трофеи» на пресс-конференции в Ташкенте. А в 1993 году, когда я сбежал от расправы, были зверски избиты мои родственники, знакомые и даже одноклассники».

Итогом волны арестов, преследований и нападений «неизвестных» стало то, что в короткое время светская оппозиция в Узбекистане перестала существовать.

Исламские религиозные деятели, помимо обыкновенных арестов, нейтрализовывались иными способами.

19 августа (по другим данным 15 декабря) 1992 года около своего дома был задержан председатель «Партии исламского возрождения» Абдулла Утаев, также участвовавший в создании «Миллий Мажлиса». С тех пор о его судьбе ничего неизвестно, а сам он считается пропавшим без вести.

В 1995 году бесследно исчез другой известный деятель – Абдували-кори Мирзаев из Андижана, которого и власти и большинство населения считали лидером исламского фундаментализма в Узбекистане, а возможно, и во всей Центральной Азии, выступавшим за установление теократического государства и введение законов шариата.

С конца 1980-х годов, когда в Узбекистане были сняты ограничения, касающиеся религиозной жизни, и вплоть до своего исчезновения он стоял во главе крупнейшей мечети Андижана.

29 августа 1995 года Абдували-кори и его помощник Рамазанбек Маткаримов должны были вылететь из Ташкента в Москву для участия в международной исламской конференции. Они прошли паспортный контроль в ташкентском аэропорту, но на борту самолета так и не появились. С тех пор достоверных сведений о том, что с ними случилось, не поступало.

Сын исчезнувшего имама Абдулкуддус Мирзаев в интервью «Uznews.net» в августе 2007 года рассказал, что ему стало известно, когда его отец уже был возле самого трапа самолета, к нему подошли сотрудники СНБ и увезли его для дополнительных проверок. Больше его и его помощника никто не видел, однако, по данным Абдулкуддуса, еще недавно его отец был жив и тайно содержался где-то в Ташкентской области.

Абдулкуддус Мирзаев говорил в этом интервью, которое у него брал, кстати, Алишер Саипов, что для освобождения отца он встречался со многими должностными лицами и понял из разговора с ними, что разрешение этой проблемы от них не зависит, поскольку они намекали на президента Каримова.

Это интервью стало последним для Абдулкуддуса Мирзаева, 26-го сентября 2007 года при странных обстоятельствах он погиб в автокатастрофе в Саудовской Аравии, а вместе с ним его мать и маленький сын. Многие его сторонники убеждены, что это было убийство.

К череде таинственных исчезновений можно прибавить историю другого андижанского имама Нигмата Парпиева, бывшего помощника Абдували-кори Мирзаева, бесследно пропавшего в сентябре 1997 года. И целую группу мусульман, пропавших весной 2004 года, среди них сын известного имама Обид-кори Назарова Хуснутдин Назаров и его близкий друг Фаррух Хайдаров.

Отдельным блоком идут похищения неугодных режиму людей на территории Казахстана и Кыргызстана, как, к примеру, имама Рухитдина Фахруддинова и его последователей из южного Казахстана осенью 2005 года, многих андижанских беженцев и «акромистов» из Кыргызстана. Эти похищения иногда осуществлялись в сотрудничестве с казахскими и кыргызскими коллегами, а зачастую и без них, своими силами: в обеих этих республиках узбекские спецслужбы чувствуют себя почти как дома.

А временные похищения для острастки, когда жертва подвергалась жестокому избиению, но оставалась в живых, применялись на всем протяжении 2000-х годов.

К примеру, 28 августа 2003 года в Ташкенте недалеко от мечети «Кукча» был похищен правозащитник Сурат Икрамов. По его словам, четверо неизвестных остановили его автомобиль, связали ему руки, накинули на голову целлофановый мешок и вывезли за пределы Ташкента, где сильно избили, а его автомобиль облили бензином и подожгли.

Но все же, основная часть расправ над оппонентами вершится, преимущественно, путем фабрикации уголовных дел и последующих процессов, после которых обвиняемые отправляются за решетку.

Достаточно вспомнить Санджара Умарова, Нодиру Хидоятову, Саиджахона Зайнабиддинова, Дадахона Хасана, Ядгара Турлибекова, Мутабар Таджибаеву, дело журналистов «Немецкой Волны» и Натальи Бушуевой, Умиду Ниязову, Улугбека Хайдарова, Юсуфа Джуму, Салиджона Абдурахманова, Агзама Тургунова и многих других.

Исключением из общего правила стал родной племянник президента Джамшид Каримов, против которого заводить дела не стали, а просто сунули его в психушку - за сотрудничество с зарубежными СМИ и намерение эмигрировать.

Осужденных журналистов и правозащитников президент Каримов обычно использует в качестве своеобразных заложников для торга с Евросоюзом и США. По этой причине сразу же после того как одного-другого из них выпускают на волю, их места занимают новые. Система отлажена и сбоев не дает.

В то же время некоторые утверждают, что на открытое убийство руководители Узбекистана всё же никогда не шли, тем более за границей. Вот как прокомментировал эти утверждения Виталий Пономарев, директор Центрально-Азиатской программы Правозащитного центра «Мемориал»:

«Авторы некоторых публикаций в СМИ Кыргызстана, критикующие версию об «узбекском следе», высказывают мнение, что «узбекское СНБ никогда никого не убивало». К сожалению, это не так. Известны случаи (в том числе в Ферганской долине), когда сотрудники СНБ Узбекистана лично убивали подозреваемых, а их трупы выбрасывали в реку или канал.

В других ситуациях для расправ с неугодными использовали уголовников. Есть также достаточно убедительные данные (включая аудиозаписи телефонных разговоров с «заказчиками» из МВД Узбекистана) о неудачной попытке организовать несколько лет назад покушение на проживающего за рубежом узбекского оппозиционера Мухаммада Солиха».

Действительно, фильм Михаила Маркелова «Наша версия: под грифом «секретно» о том, как представители узбекского Интерпола готовили убийство председателя оппозиционной партии «Эрк» Мухаммада Салиха достаточно широко известен: 27 мая 2001 года его демонстрировал московский канал ТВ-Центр, ретрансляция которого в Узбекистане сегодня неофициально запрещена.

Интересно, что в этом фильме помимо обстоятельного рассказа о подготовке покушения на самого Салиха содержатся слова, проливающие свет и на гибель при неизвестных обстоятельствах ташкентского корреспондента «Интерфакса» Сергея Гребенюка.

В последний раз его видели в Ташкенте поздно вечером 27 января 1996 года, когда он уходил от своего брата. В сообщениях «Независимой газеты» (от 6 февраля 1996 года) и «Комсомольской правды» (8 февраля) говорилось, что ранее журналист неоднократно подвергался преследованиям со стороны властей – его трижды избивали неизвестные.

По словам коллег журналиста, за ним была установлена слежка. 8 февраля тело Сергея Гребенюка было обнаружено в ташкентском канале Кара-Су. Согласно публикации «Независимой газеты» от 10 февраля, официальное заключение медэкспертизы содержало диагноз «асфиксия от воды».

По утверждению МВД Узбекистана, в кармане погибшего была найдена початая бутылка водки. В узбекской прессе сообщалось, что Сергей Гребенюк «был пьяницей и утонул в нетрезвом состоянии, не умея управлять собой». Отец журналиста Михаил Гребенюк не согласился с версией о несчастном случае, однако, в проведении независимой экспертизы ему было отказано.

Так вот, в фильме Маркелова об этом уже почти забытом случае вспоминает не кто иной, как …президент Белоруссии Александр Лукашенко (эта беседа снималась скрытой камерой в 1997 году, через год после гибели журналиста). Разговаривая с Маркеловым, он вдруг сообщает ему буквально следующее: «Каримов рассказал мне, что его критиковал какой-то журналист, который работал там, я не помню - это был его или, скорее всего, московский. Ну, он что-то там, выпад какой-то сделал, не то, что здесь был… Он (Каримов) говорит: мы его достали в Москве и присыпали в Ташкенте, вот и все!».

Хотя Лукашенко не называет имени журналиста, можно не сомневаться, что речь идет именно о работавшем на московское информационное агентство Сергее Гребенюке, поскольку в то время он был единственным погибшим в Узбекистане журналистом.

В связи с вышесказанным уже не вызывает удивления то обстоятельство, что сразу после убийства главного режиссера театра «Ильхом» Марка Вайля в сентябре 2007 года по Ташкенту мгновенно распространились слухи о том, что его убили по приказу Каримова.

Это непосредственным образом свидетельствует о том, как относится народ к своему президенту и считает ли он его способным отдать подобный приказ.

Так что, на вопрос ПРИСУЩЕ ли властям избивать, сажать и убивать своих оппонентов, - ответ будет однозначным: да, присуще, да, специальные группы для избиений и нападений существуют или создаются по мере необходимости. Хотя сложно сказать, из кого они состоят – из разово привлекаемых уголовников, спортсменов или штатных сотрудников.

В случае с убийством Алишера Саипова показательным является и то, как отреагировали на него узбекские Интернет-провайдеры. А отреагировали они совершенно одинаково: уже утром 25-го октября заблокировали все статьи и сайты (в том числе российские - «Newsru.com» и т.д.), сообщавшие об этом убийстве и высказывавшие предположения о том, чьих рук это дело.

С учетом того, что нежелательные интернет-ресурсы в Узбекистане блокируются по непосредственному распоряжению Службы национальной безопасности, последнюю можно похвалить за удивительную оперативность.

Подытоживая сказанное, отметим, что никаких других серьезных версий кроме той, что убийство журналиста было организовано узбекскими спецслужбами по приказу своего высшего руководства, в данном случае, быть не может.

К сожалению, это означает, что шансов на раскрытие дела практически не существует, и убийство Алишера Саипова так и останется безнаказанным.

Как и многих других жертв, включая сотен расстрелянных в Андижане 13-го мая 2005 года, и ныне покоящихся на кладбище врагов Ислама Каримова.

Uznews.net